В одном томе (Эксмо)


Сортировать по: Показывать:
В одном томе (Эксмо)

В одном томе (Эксмо): Большое собрание мистических историй в одном томе (сборник Эксмо)
Arabella-AmazonKa про Большое собрание мистических историй в одном томе (сборник Эксмо) 08 11
Что за шутка? В одном томе (Эксмо): Большое собрание мистических историй в одном томе (антология) из 2-х коротких рассказов разных авторов???? Если выкладываете, то плиз полную книгу, а не 2 огрызка!!!

decim про Толстой: Война и мир [Шедевр мировой литературы в одном томе] (Классическая проза) 05 11
Продравшись сквозь длинные разговоры на французском, вникаю.
Наконец чёртова экранизация стёрлась из памяти, остались балы-кареты-кони вообще и кивера вообще и пожилые люди, играющие молодых.
(Отдельное спс Бондарчуку-отцу, что в фильме нет умницы Билибина, что бы он там делал...)
Это всё про нас. И это мы - персонажи романа. Несовершенные, потому что живые. То есть не будь князь невезучим(мягко говоря), Берг дураком, княгинюшка несчастной, а Пьер толстым и распущенным, а Наташа настолько женщиной, что семикласснику вон противно - кстати, отличный маркер для школоты - в общем, получился бы не Толстой, а Иван Ефремов, например.
Удивительно: эти графья и князья чаще всего НЕ ведут себя дома как иностранцы, и своя земля, что страна, что имение, для них своя земля, а не прААвинция.
Ещё: люди не пытаются всякий раз уесть и заесть друг друга. Проблемы доминирования - доминантов не волнуют. Все взрослые, кроме Долохова и компании, умственно незрелых.
Ростопчин, его афишки и последствия оных, а также "отважность" самого Ростопчина прямо соотносятся с нашим временем, подробности см. в прессе.
Поп-критики часто вспоминают Платона Каратаева и хором молчат о богучаровских мужиках, что, чисто псиная стая, осмелев, взлаивают, покусывают и могут загрызть, если вовремя не получат пинка...
Ладно, это - что первым вспомнилось.
А детям такую большую взрослую книгу давать не стоит. Тем более впихивать насильно. А то видите, что получается.

Murawyow про Толстой: Война и мир [Шедевр мировой литературы в одном томе] (Классическая проза) 05 11
Скучно, длинно, тягомотно. Такое впечатление, что писала баба. Возможно, я не далёк от истины. Жена Толстого Софья переписывала ВИМ несколько раз. Вероятно, она была соавтором. Военные сцены написаны Толстым, а остальное - бабий трёп. Вся эта салонная болтовня, сплетни, любови дуры Наташи, мечущейся от одного козла к другому, - типичное бабское чтиво, не зря эта книга так нравится романтичным женщинам. Кому достанется толстый лох Пьер? Интрига, однако. Женские персонажи Пьеру под стать. Княжна Марья - страшная лохушка, Наташа - истеричная дура (и тоже страшная, ротатая, о чём автор прямо говорит, не скрывая). Пьер выбрал дуру. Ну что ж, поделом ему. В свободное время они смогут поговорить о детских какашках. Зачем я это прочитал? Проклятый вопрос. Сделало ли это меня образованнее, культурнее, расширило ли мой кругозор? Адепты секты Святых Русских Классиков утверждают, что да. Поверим им на слово.

X