Книжная полка пользователя Артём Елёскин

Толстой: Крейцерова соната (Русская классическая проза) 06 10
Одно из лучших (если не самое лучшее), на мой взгляд, произведений Льва Толстого. Поставленная Позднышевым проблема актуальна и поныне, разве что приняла другие формы, тогда как метод разрешения через философию Шопенгауэра носит характер того неуёмного аскетизма, что был в определённой степени свойственен графу на закате лет. И это, пожалуй, единственный минус произведения. Других недостатков позднего Толстого - чрезмерной идеализации мужика и народного образа жизни, идолизации монашества и "народного православия" - здесь нет, отчего возникает чувство, будто читаешь именно исповедь: фигура слушателя в этом тёмном спящем вагоне нужна именно для усиления эффекта "честности", а Позднышев говорит сам за себя и анализирует тоже сам себя. Нет той всевидящей фигуры автора, которая, помимо самооценки героев, выдают категоричную оценку всем, кто больше, чем на пару абзацев, появляется в тексте; и это тоже плюс. Однако Позднышев по определению не может вызывать ни симпатии, ни сочувствия, потому что он убийца, и получается, что в полной мере ни осудить, ни оправдать героя не получается, он неоднозначен, и однобокое прочтение текста чревато комментариями о том, что он женоненавистник и вообще мразь. Поэтому Толстой написал "Послесловие".

Мильтон: Потерянный рай [Paradise Lost ru] (Поэзия: прочее) 02 10
Классическая религиозная поэма, где все фигуры расставлены согласно библейской значимости и авторская оценка нисколько не отходит от ортодоксальной трактовки. Другое дело, что битва на небесах изначально библейской традиции не принадлежит и является более поздним элементом, необходимым для подведения основания к роли Сатаны. Ведь Сатана, в сущности, кто? Бунтовщик, привыкший, будучи ангелом, считать себя подданным Бога, но свободным; однако премудрый Господь созданием Иисуса и наречением своего сына предводителем сущего не оставляет ему другого выбора. И если быть до конца честным, то в речах Сатаны гораздо меньше излишней патетики и все сопли благополучно перекрываются контекстом ситуации, когда существует необходимость действовать "здесь и сейчас", чем в медоточивых и благонравых речах Отца и Сына, которые автор и так пытается преподать как образец, и так подсунуть как идеал, всё равно они похожи на предвыборные обещания и речи на митингах.
Вместо подведения итога - лучше бунт и свобода с падением в огненную бездну, чем благонравие и мирра на устах, больше похожие на лесть и фанатизм.

Метьюрин: Мельмот скиталец (Ужасы, Классическая проза, Готический роман) 01 09
Прекрасная книга.
Отдельно стоит отметить то, что Метьюрин каждый раз показывает Мельмота не непосредственно от лица его самого, а со стороны, отчего и без того демонический образ обрастает массой всевозможных слухов, сплетен и историй. В самом же конце, когда вот-вот "раскроется природа", объявляется сам Мельмот, чтобы умереть в родительском поместье, вернее быть утащенным в ад. Усложнённая композиция только подчёркивает оборванность, не-целостность образа Мельмота, оставляя за читателем право домыслить по своему усмотрению.

Волков: Погружение во тьму (Биографии и Мемуары, Антисоветская литература) 12 08
Можно было бы, конечно, написать подробно о том, что книга сделана плоховато, привести примеры ошибок и т.д., но:
Автор неоднократно упоминает, что своими мемуарами не намерен тягаться с книгами вроде "Архипелага ГУЛаг" или другими, более претендующими на достоверность, что он хочет рассказать историю интеллигента и интеллигенции в советское время, причём под "интеллигенцией" он подразумевает дворянских отпрысков, которые даже при фрагментарном образовании оказывались наголову выше потомственного пролетариата. И с задачей автор справляется честно: пишет и про взаимопомощь жалких "интели", и про то, что к жизни могли приспосабливаться не хуже зверей (вопреки уверениям о "гнилости" и "беспомощности"). Хорошая книга, однако на любителя - кому интересна лагерная тема из первых рук.

Дик: Убик [Ubik ru] (Киберпанк) 11 08
Как всякая прекрасная книга Дика, эта начинается с множества загадок, которые довольно привычно вываливаются на голову читателя разом, и в течение романа автора честно пытается (или делает вид, что пытается, не осознавая в полной мере, сколько всего он наворотил) разрешить их для читателя вместе с ним же. Обыкновенно роман заканчивается лёгким недоумением по поводу множества неразрешённых вопросов или различных, нередко диаметрально противоположных, трактовок романа. Читать ли подобное Вам, Читатель, решать Вам.

Бердяев: Ставрогин (Философия) 29 07
Каждый философ трактует Достоевского, как может, вот и Бердяев не изменяет подобной тенденции: образ Ставрогина и сам роман "Бесы" он раскрывает через призму своей смеси из свободы (преимущественно - творчества) и религии (православие, русская народная душа и т.п.). Причём если точку зрения Бердяева, что Ставрогин, по-своему, гениальный творец, т.к. именно ему обязана своим романным и идейным бытием бОльшая часть героев "Бесов", можно принять, потому что тогда само истощение Ставрогина как человека и его духовная смерть выходят именно из невозможности преодоления собственной сущности, которую больше некуда применить, он исчерпал себя как творец, а замахнуться на Бога в его отрицании, став Антихристом, ему, грубо говоря, слабо, то вот Хромоножка в роли русской народной души... Здесь я полностью солидарен с мнением главного "веда" по Достоевскому Людмилы Ивановны Сараскиной, что больная, изломанная, фактически неполноценная натура жены Ставрогина годится разве что как символ самого больного, самого мрачного в так называемой "русской душе", если таковая вообще существует. Сейчас бы ей дали ярлык "С Ограниченными Возможностями" (почти что медальку), но именно как образ она не несёт в себя ничего, кроме бреда и зла.

Фолкнер: Шум и ярость [The Sound and the Fury ru] (Классическая проза) 09 02
Гнетущая, мрачная книга о распаде. Однако очень и очень сильно, давненько у меня литература не вызывала стольких впечатлений и размышлений.

Шаламов: Собрание сочинений. Том 1 (Советская классическая проза) 03 01
Очень страшная и в то же время вдохновляющая книга. ВСЕ твои трудности, какими бы жуткими они ни казались, - ничто по сравнению с лагерям.
Любителям фэнтези подобные книги противопоказаны, героев здесь нет, а действие нередко кончается смертью.

Селби: Последний поворот на Бруклин (Контркультура) 03 11
Довольно депрессивное и местами крайне мерзостное чтиво.

Гавриленко: Пес со слезящимися глазами (Постапокалипсис) 17 10
Все бы такой постапокалипсис писали - цены бы авторам не было!

Оруэлл: 1984 [1984 ru] (Социальная фантастика) 11 10
Эта книга актуальна и поныне. В процессе перечитывания не раз находил себя на мысли, что я вижу подобное вокруг.

Александр Исаевич Солженицын 21 09
Ай как Солженицына дерьмом-то поливают! Ай молодцы! Правда, сомневаюсь, что кто-нибудь из этих умников смог бы хоть что-то рядом с тем же "ГУЛАГом" поставить, но дерьмище - это ведь родное состояние русского ума, потому можно.
Идиоты!




Хэвок: Мясная лавка в Раю (Контркультура) 01 07
На самом деле, можно написать ещё отвратительнее, просто ни одному нормальному человеку на такое дно своего подсознательного и в такую кучу дерьма лезть не захочется. Разве что удолбанному к чертям.

Виктор Зенович Телегин 24 06
CooperD
Конечно, читают. В процессе написания.

Скоренко: Беспощадная толерантность [антология; litres] (Социальная фантастика, Научная фантастика) 25 05
Начиная с середины, содержание заметно портится, но первые рассказы - это вещь. Вот уж не думал, что стану хвалить современную русскую фантастику.

Берроуз: Кот внутри [Авторский сборник] (Контркультура) 05 05
Заглавный рассказ, конечно, красивый, но очень, очень печальный.

Рони-старший: Борьба за огонь [с иллюстрациями] (Исторические приключения) 17 03
Читал в детстве, но воспоминания до сих пор самые хорошие.

Хайнлайн: Дверь в лето [The Door into Summer ru] (Научная фантастика) 27 02
Если вам хочется действительно хорошей фантастики, а не дешёвого дерьма, вам - сюда.

Бродский: Мрамор (Драматургия: прочее) 28 01
Своеобразное произведение. Но впечатляет.

Ганс Эверс 24 01
Читал Паука. Понравилось.

Татьяна Ивановна Устименко 24 01
Вредитель, вот таким-то способом как раз книги-то читать и не надо.

Кинг: Бегущий [Бегущий человек] [The Running Man ru] (Социальная фантастика, Триллер) 26 11
Весёлая книга. Всегда поднимает настроение своим чернушным юмором.

Замятин: Мы (Социальная фантастика, Антисоветская литература) 15 11
Книга гениальна.
Но вы напрасно спорите, про кого она - про американцев или "хомо советикус". Она - про людей, таким может стать каждый, а многие и становятся.

Лавкрафт: Коты Ултара [The Cats of Ulthar ru] (Ужасы) 05 10
Коротко и ясно.

Сэлинджер: Над пропастью во ржи [The Catcher in the Rye ru] (Классическая проза) 02 10
Всегда полезно посмотреть на себя в прошлом или на себе подобного. Сэлинджер не только посмотрел, но и показал.

Климов: Князь мира сего (Современная проза) 18 09
В книге безусловно есть рациональное зерно истины, но оно так глубоко сокрыто под слоями откровенного гона то на евреев (привет НКВД 40-ых годов), то на людей с физическими недостатками, что автора, если не догадаться, можно быстренько обвинить в том, что он дебил, и при любом воспоминании об оном яростно плеваться.

Вершинский: Трилогия страстей (Научная фантастика) 04 08
Первая часть очень, очень весёлая, поднимает настроение только так.

Иванов: Достоевский и роман-трагедия (Критика) 03 08
Не нравится автору Достоевский. ну не нравится никак.


Сараскина: Александр Солженицын (Историческая проза, Биографии и Мемуары) 02 08
Автор стремится быть объективным, и это похвально.

Кортасар: Тайное оружие (Классическая проза) 27 07
Пьер не поймёт, а психологи не согласятся, ибо считаю, что единожды изнасилованная желает повторного насилия.

Кинг: Крауч-энд (Ужасы) 23 07
Лавкрафтовщина.

Пищенко: Замок Ужаса (Героическая фантастика, Фэнтези) 23 07
Замок Ужаса читал в урезанном виде в ТМ, но - понравилось.


Гребенщиков: В объятиях Джинсни (Поэзия: прочее, Драматургия: прочее) 23 07
БГ в роли драматурга и поэта как я в роли балерины.

Фонтениль: Крокодилы. [Les Crocodiles] (Фэнтези) 23 07
Один хороший романчик, а вообще - так себе.


Сенэс: Герман Гессе, или Жизнь Мага (Биографии и Мемуары) 22 07
Хорошая книжка, мне понравилось.

Кортасар: Бестиарий [Bestiario ru] (Классическая проза) 20 07
Куда уж там до смерти Ремы... эти люди сами как чудища какие-то, Кунсткамера...

Кортасар: Захваченный дом [Casa tomada ru] (Классическая проза) 20 07
Великолепный, гнетущий рассказ. Чем-то похож на "Падение дома Ашеров" Э. А. По - и мотив дома, и мотив привязанности к месту, и много что ещё...



Гагарин: Третий апостол (Детективы: прочее) 13 06
Неплохая книжка ввиду религиозной подоплёки. Читать можно.

де Камп: Лавкрафт: Биография [иллюстрации] (Биографии и Мемуары) 01 05
Автор пытается быть объективным, одновременно старается угодить истиблишменту и вкусам и мнениям широких масс.

Шолохов: Они сражались за Родину (Главы из романа) [Иллюстрации О. Верейского] (Советская классическая проза) 29 04
Тем, кто пишет, что советская литература была убогой, - убейтесь об стену, дебилы.

Лавкрафт: Хребты Безумия [At the Mountains of Madness ru] (Ужасы) 17 03
Жаль, что дель Торо фильм не снимет. Всё проклятая Universal, деньги их пугают и рейтинг R.

Сорокин: Кисет (Современная проза) 16 03
Редчайшее убожество.

Твардовский: Теркин на том свете (Юмористические стихи) 18 02
Всё-таки Твардовский гениален, что бы там не писали сейчас.


Джойс: Ulysses [en] (Классическая проза) 22 01
"Улисс" в переводе - это, конечно, мощно.
Но в оригинале ещё мощнее.

Гессе: Демиан [Demian ru] (Классическая проза) 30 12
Роман-воспитание и воспитание-роман.

Кэрролл: Охота на Снарка (Детская литература: прочее, Поэзия: прочее) 09 12
Один из первых камней постмодернизма.

Белый: Петербург (Русская классическая проза) 10 11
Ввиду того, что младосимволисты романов практически не писали, это лучший роман младосимволизма, и может быть, символизма вообще.

Зазубрин: Щепка (История) 27 08
"Архипелаг ГУЛАГ" на ранней стадии и в художественном отношении.

Муравьева: Неизданный Достоевский (Современная проза) 07 08
Вселенная романа нарушена, это точно.

Арсеньева: Фуриозная эмансипантка (Аполлинария Суслова - Федор Достоевский) (Исторические любовные романы) 07 08
Как бы Суслова повлияла только на "роковых женщин", а вот на женский идеал Достоевского, вроде Хромоножки, влияла точно не она.


Гумилев: Сборник стихов (электронное собрание сочинений) (Поэзия: прочее) 24 04
Великолепное собрание как стихотворений из сборников, так и разных раритетов.

Черкасов: Хмель (Историческая проза) 24 04
В отличие от двух продолжений, не изобилует "краснотой" и "социалистическим реализмом". Быт и нравы обрисованы в точности и согласии с реальностью.

Гамильтон: Возвращение к звездам [Return to the Stars ru] (Космоопера) 24 04
Произведение, написанное 40 лет назад, прочитанное в "Технике - молодежи", до сих пор захватывает. Возможно, кому-то "Звездные короли" нравятся больше, но этот роман достоин называться отличным.

Достоевский: Мальчик у Христа на елке (Русская классическая проза) 28 01
Самый лучший рассказ Достоевского. Воспринимается школьниками даже средней школы и способен вызвать интерес к автору в таком раннем возрасте.

Лавкрафт: Азатот (Ужасы) 27 01
Жаль, что не законченный.

Лавкрафт: Нъярлатотеп (Ужасы) 27 01
Этот короткий рассказ - шедевр. Редкое произведения Лавкрафта, которое, судя по его мнению, ему удалось. Само изображение этого безумного носителя Зла на многое намекает в личности автора. Один голубоглазый негр чего стоит! А уж его закатный танец...

Смит: Затерянные миры. Марс (Ужасы, Фэнтези) 27 01
Стоит заметить, что Кларк Эштон Смит, несмотря на дружбу с Лавкрафтом, писал в совершенно иной манере. Его произведения являются фантастикой докосмической эры, написанные романтиком, и творениями, которые близки к так называемому Циклу Снов. Сейчас, безусловно, многое из написанного Смитом читается как стопроцентный наив, но стоит помнить, в какое время создавались эти произведения. Будучи ещё и художником и скульптором, ему лучше, чем Лавкрафту, удавались описания придуманных созданий, ибо, например, попытка нарисовать Ктулху, как он представлялся автору, безнадежна. В принципе, Смит более близок к Говарду и его сказаниям о Конане. Потому не стоит его так уж безапеляционно поливать грязью. Он повлиял на литературу, и с него уже за то не станется.

X