Стенли Вейнбаум

Биография

Стенли Грумен Вейнбаум (англ. Stanley Grauman Weinbaum; 4 апреля 1902, Луисвилл, США — 14 декабря 1935, Луисвилл, США) — американский писатель-фантаст, один из предтеч Золотого века научной фантастики.

Родился в Луисвилле (штат Кентукки) 4 апреля 1902 г., учился в школе в Милуоки. Поступил в Университет штата Висконсин в Мэдисоне, намереваясь получить диплом инженера-химика, затем перешел на кафедру английского языка. Однако вопреки общепринятому мнению высшего образования он так и не получил — сдав на спор экзамен за друга, он был уличен и покинул университет в 1923 году. Работал управляющим в кинотеатре. Первая публикация — повесть «Марсианская Одиссея» (1934). Впоследствии ее высоко оценил А. Азимов, назвав «превосходным кэмпбелловским произведением», «одним из трех, которые изменили подход ко всему последующему, написанному в жанре НФ». Возможно именно в этой повести инопланетяне (твилы) впервые в научной фантастике думают так, как просил писателей Джон Кэмпбелл — «так же хорошо, как человек, или даже лучше человека, но иначе чем человек…»
Казалось, что успех «Марсианской Одиссеи», которая кардинально противоречила типичному взгляду на инопланетян как жутких монстров и врагов (точка зрения фантастики тех лет, идущая еще от «Войны миров» Герберта Уэллса), обещал молодому автору хорошие перспективы. Но эта едва начавшаяся карьера была трагически прервана ранней смертью писателя. Всего через полтора года после дебюта, в возрасте 33 лет, 14 декабря 1935 г. Стенли Вейнбаум скончался от рака легких...
Однако за это время он успел многое, в одном только 1935 году опубликовав несколько ярких и оригинальных произведений малой формы (в основном в журналах «Astounding» и «Wonder Stories») — «Едоки лотоса», «Райская планета», «Безумная Луна», «Полет на Титан», «Планета сомнений». Одна из первых трактовок темы генной инженерии нашла место в рассказе «Остров Протея». Традиционные для жанра видения далекого будущего и идеи цикличного времени оригинально выписаны в «Нулевом кольце». Все короткие вещи Вейнбаума (в т.ч. вышедшие посмертно) составили сборники — «Рассвет пламени» («Dawn of Flame», 1936), «Марсианская Одиссея» («A Martian Odyssey», 1949), «Красная пери» («The Red Peri», 1952); два последних были объединены в один том — «A Martian Odyssey» (1975, под ред. С. Московица). Несколько рассказов были завершены Ральфом Милном Фарли, один был закончен сестрой Вейнбаума.
Из крупной формы при жизни писателя вышла лишь любовная история «The Lady Dances», написанная под псевдонимом и сериализированная в журнале. А наиболее значительное его произведение было опубликовано уже посмертно. Роман «Новый Адам» («The New Adam», 1939) по сочетанию увлекательности и литературных качеств был довольно редким для довоенной фантастики описанием жизни сверхчеловека. В чем-то эта работа даже предвосхитила находки и интонации более поздних поколений фантастов. Из читательской рецензии:
«Эдмонд Холл родился с явной генетической аномалией, наделившей его уродливой, «странной» внешностью и одновременно могучим интеллектом, физической силой и гипнотическими способностями. Испытав в детстве отчуждение со стороны сверстников, он вырастает в странное анти- (или скорее вне-) моральное существо, холодно и беспристрастно обозревающее и анализирующее копошащуюся «у его ног» жизнь с поистине стэплдонианской, «космической» точки зрения и одержимое в то же время многочисленными комплексами и неврозами.
Ища выход из экзистенциальной тюрьмы, пытаясь пробить своего рода психологическую стену непонимания между собой и обществом, взрослея и самоутверждаясь как личность, он последовательно открывает для себя мир науки, бизнеса, политики и любви, лишь в последней находя относительное чувство равновесия между потребностью к самореализации, поиском смысла жизни (в расширенном, общефилософском его контексте) и катастрофическими последствиями своего вмешательства в земную цивилизацию (чего стоит хотя бы один эпизод с сотворенной в домашней лаборатории атомной бомбой). Противостояние Науки и Нравственности, Человек и его место в Космосе, христианский миф о пришествии Антихриста, сложные любовные перипетии, не уступающие по искренности и эротизму творениям Генри Миллера, предчувствие надвигающейся на Мир катастрофы (война была уже не за горами), философские размышления о природе Времени, Бесконечности, квантовой и релятивистской физике (в качестве одного из друзей-оппонентов нашего героя выведен слегка «замаскированный» Эйнштейн) — вот лишь ряд тем, легко и непринужденно встроенные автором в этот изящный и замысловатый литературный «гобелен», вызывающий ассоциации с более поздними работами Уолтера М. Миллера-мл., Клиффорда Саймака, Айзека Азимова, Урсулы Ле Гуин...» (З.М. Кронштейн, 2002).
Довольно оригинальным и интересным был и небольшой роман «Черное пламя» («Black Flame», 1939), позднее объединенный со своей предысторией «Dawn of Flame» (1936) в одну книгу. Еще один роман из архивов писателя — «The Dark Other», вышедший в 1950 году — был своеобразной вариацией на классическую тему «доктора Джекила и мистера Хайда».
Незадолго до своей смерти Вейнбаум начал писать странную фантазию, роман «Three Who Danced», в котором Принц Уэльский по очереди танцует с тремя девушками из американской глубинки, меняя их судьбы… В 1993 году вдова писателя Маргарет Хотоф Кайе передала все архивы Вейнбаума в библиотеку Университета Темпл (Филадельфия, штат Пенсильвания), в том числе и незаконченную рукопись этого романа, а также черновики других неопубликованных произведений — романтических рассказов и эссе.
Впоследствии сборники и романы Вейнбаума неоднократно переиздавались и переводились на другие языки. Последним наиболее представительным и полным изданием прозы писателя является четырехтомник «The Collected Science Fiction and Fantasy of Stanley G. Weinbaum», напечатанный в Leonaur Ltd в 2006 году. Также, еще в 1988 году в маленькой книжечке «Lunaria and Other Poems» была собрана вся его ранняя поэзия.
Даже если не брать в расчет «Нового Адама», для своего времени Стенли Вейнбаум был все же довольно сильным и нестандартным автором, несмотря на многие характерные черты фантастики трех первых десятилетий XX века (юморески о безумных изобретателях; планетарные рассказы с довольно типичными сюжетами, выделяющиеся как правило лишь ярким антуражем или необычной фантазией). Но начиная, по сути, одновременно с такими титанами жанра как Джон Кэмпбелл и Джек Уильямсон — он наверняка мог гораздо более значительно повлиять на развитие фантастики, если бы остался жив и продолжил писать. Лишь благодаря фэнам и издателям-энтузиастам имя писателя не оказалось в числе позабытых. Ретроспективно его высоко оценили и критики, и, помимо уже упомянутого Азимова, такие писатели как Артур Кларк, Пол Андерсон и Фредерик Пол. В 1973 году в честь Вейнбаума был назван кратер на Марсе, а 18 июля 2008 года он был наконец-то удостоен своей первой награды — Cordwainer Smith Rediscovery Award.

источник Фантлаб
Статья в Википедии




Сортировать по: Показывать:
Раскрыть всё

RSS

porada про Вейнбаум: Планета-хищник (Космическая фантастика, Научная фантастика) 27 12
Свежо, ярко и непредсказуемо. Жизнеутверждающая фантастика в лучшем виде.

Professor X про Вейнбаум: Высшая степень адаптации (Научная фантастика) 20 09
опять же та жа яма, в которую с завидной регулярностью попадают писатели, философы и другие работники ума и языка. Странный- не значит опасный. Другой- не значит плохой. И если первое утверждение приходит в голову определённому количеству гуманистов, то о втором задумываются очень редко. Может, из-за страха заглянуть за рамки не только человеческого понимания, но и восприятия?..
Что такое правила человеческой морали? Это то, что человек сам себе придумал, дабы как-то упорядочить собственное существование. Мы ведь спокойно убиваем и кушаем животных, не говоря уже о том, как мы любим покушать фруткы и овощи, а также подавить и потравить насекомых. Мы любим кидаться камнями, плавить металлы, ставить экспиременты над самыми причудливыми формами материями. И как часто задаёмся вопросом: а им-то это нравится? Почему мы считаем ниже себя, то, что не может нам возразить, просто в силу особенностей строения?..Это попахивает расизмом и дискриминацией
При этом мы очень бережно относимся к себе подобным. Тому есть объяснение: мы эгоистичное стадо, не хотим вымереть, мало того нас жрут, ещё не хватало, чтобы мы друг друга жрали!
Так вот, можем ли мы называть безнравстенным существо, стоящим выше этих животных психических разборок?

kim the alien про Вейнбаум: Новый Адам (Научная фантастика) 02 01
Наугад книги покупаю редко. Практически никогда. Собственно, на сборник Вейнбаума я позарилась по той причине, что давно не видела книг из серии КМФ, да и стоило сие недорого. Что ж, (интуиция, удача, бог Ганеша, Великая Сила (нужное подчеркнуть)- вобщем, не подвели.
Что касается самой книги, то вот, что я могу сказать: уж не знаю, что там говорили про то, что сверхчеловек это не человек и это-де плохо, то по мне это мракобесие. «Человек мера всему»- вот апофеоз людского тщеславия. Вид, всего лишь удачливое млекопитающее, решившее, что оно взошло на самую вершину, выше которой только боги, а на самом деле не видящее дальше своего носа, слепые глухие глупые обезьяны.
Беда Холла, по мне, не в том, что он мутант - а в том что, будучи сверхчеловеком, всё отбрасывает приставку «сверх». «Ты уже бабочка, а всё ещё пытаешься ползать»- говаривал в свой время Фарит Коженников. Несчастным Эдмонд стал, возможно, от отсутствия воображения. Заметьте, художница Сара этим не страдала. Может, только творческая личность может совладать со сверхразумном?.. Очевидно да, потому что гусеница без воображения, даже став бабочкой, не научится летать.
При этом Эдмонд совершенно откровенно любит поиздеваться над своими «гусеницами - собратьями». Что бы он там не говорил, но, похоже, ему просто нравилось играть с Эванной, как человек любит играть с котёнком, а дети тыкают гусеницу иголкой. С Сарой как бы не поиграешь. Представляю я себе, по скольким представителям сильного пола она прошлась))))
Из-за своего интереса к роду людскому Эдмонд Холл так и остался «одной ногой в городе будущемго Урбс, а другой - в современной Америке. И так и не смог сделать выбор в пользу одной из сторон. Физиологически он не мог быть человеком, а морально не мог быть представителем следующей расы. Он ошибка. Связывающее звено между прошлым и будущим. Да так таким и остался из-за своих сомнений и не желания принять свою мутацию как должное.
Одну расу сменит другая. На смену питекантропам пришли кроманьонцы. На смену кроманьонцам придут другие. И homo sapiens не имеет права претендовать на какую-ту исключительность.

kim the alien про Вейнбаум: Чёрное пламя (Научная фантастика) 02 01
Бестолковый роман (повесть?) с абсолютно алогичным и бестолковым концом. Такое ощущение, что его дописывала вдова писателя, потому что эта сентиментальщина не вяжется с остальным текстом. Люди, которым по 800 лет и которые вроде бы как должны быть теми самыми сверхлюдьми, страдают теми же душевными проблемами, что и обычные КЖИ. Чёрное Пламя вобще уже волновать не должно всё то, что связано с репродукцией. Нет, екарны-бабай, шею ей свернуть хочется. Химера блин.…В гробу я таких химер видала!.. Эвани и то, более «сверх» нежели сестрёнка властителя.

X